Города и регионы

Приказ по всем шкафам

Приказ по всем шкафам

9:00

Обычный день хозяйки мебельной компании "Мебелинк" Ирины Корзун начинается с сырников с земляникой — ими она в это утро потчевала мужа и сына, а заодно и приглашенных в гости корреспондента и фотографа "Денег". Среднеазиатская борзая Даля тоже участвовала — положив лапу мне на колено, смотрела прямо в душу грустными глазами, пока не выклянчила кусок.

После завтрака Ирина с гордостью демонстрирует корпусную мебель на кухне и в комнате сына — все собственного производства. Тяжелый кухонный ящик задвигается легким нажатием пальца — фурнитура с доводчиком. "Это можно рассматривать как опытно-выставочный комплект,— говорит, улыбаясь, Ирина.— До недавнего времени мы делали мебель только для торговых залов, теперь я принимаю заказы и на домашние интерьеры".

Турция разрешила России работы в Черном море
Турецкое руководство совершенно не так давно выдало нам конечное позволение на работу в зоне необыкновенной финансовой зоны Турции сообразно низу Темного моря, - произнес он, выступая на Петербургском интернациональном финансовом форуме.Мы признательны нашим турецким партнером, - произнес В.Путин.Метанолопровод Полудённый поток, емкость которого составит по 63 млр

Мужчины уходят на работу. Муж Сергей возглавляет московское представительство издательства учебной литературы, сын Евгений, окончивший в этом году технический вуз,— программист. Прощаясь с нами, Сергей крепко жмет мне руку и горячо приглашает приходить на завтраки и в дальнейшем. Оказывается, все-таки день с журналистами для Ирины Корзун не совсем обычный.

Северный Кавказ получит пособие против безработицы
Вчера премьер-министр-министр Дмитрий Медведев провел 1-ое совещание правительственной комиссии сообразно вопросцам общественно-финансового становления Северо-Кавказского федерального округа. Оно прошло в резиденции президента Чечни Рамзана Кадырова, желая вначале дискуссировать трудности СКФО планировалось в Пятигорске и о замене места проведения совещания официально

"В обычный день у нее сырников не допросишься — так, яичница с бутербродами",— говорит Сергей.

9:35

Рабочий день начинается с просмотра электронной почты в крошечном домашнем кабинете, оборудованном на балконе. Еще один невесть откуда взявшийся член семьи — боевого вида кот — помогает отвечать на письма, во всяком случае заглядывает в монитор, запрыгнув на стол. Мебельную компанию Ирина открыла в 2005 году, до этого больше десяти лет занималась рекламой.

ЕС и США обрушились с критикой на Аргентину за устанавливаемые ею торговые барьеры
Аргентина подвергалось твёрдой рецензенте со стороны адептов USA, Йес, Стране восходящего солнца и ряда остальных государств, входящих в ВТО, из-за вступление торгашеских барьеров.В феврале руководство Кристины Киршнер использовало управляло, сообразно коему фактически любая афера сообразно приобретению продуктов из-за психологическим барьером, имеет необходимость в согласии со стороны муниципальных текстур.Сообразно словам перед

"На каком-то этапе крупные компании набрали креативщиков себе в штат, оставив рекламным агентствам возможность торговать лишь скидками за размещение на носителях — фактически воздухом,— рассказывает Ирина.— Зато у моих клиентов, особенно у западных компаний, постоянно был запрос на производство брендированного оборудования для их торговых точек. Это не магазин полностью, а фирменная секция в торговом центре. Многие производства такие заказы не брали — мелочь ведь, не серия". Речь идет о шкафах, стеллажах, кассовых стойках и тому подобном интерьерном обустройстве, которое мы ежедневно видим в любом магазине. На базе маленькой мебельной мастерской своего приятеля-дизайнера Ирина выполнила пару проектов. А после первого же крупного заказа от российского подразделения Bourjois Paris купила оборудование и начала налаживать собственное производство.

10:15

Пока Ирина открывает автомобиль и что-то поправляет в багажнике, беру подержать ее сумку. Как в таких случаях говорят, будто кирпичами набита. Почти угадал — в элегантном женском аксессуаре из дорогой кожи лежат: жесткий диск с презентационными фото, рулетка, большой блокнот для чертежей и записи замеров, рулон двухслойного скотча, гармошки с образцами ДСП и пластика и стальной элемент такелажной фурнитуры.

11:05

Въезжаем в ворота подразделения ДОСААФ на северо-востоке Москвы. Прямо перед нами на площадке для обучения вождению, рядом со стоянкой "КамАЗов" и "Уралов", толпятся призывники, надеющиеся, что водитель — это облегченный вариант службы. Проезжаем к низкому вытянутому ангару с небольшой пристройкой: мебельный цех оборудован в бывшем тире, а пристройку-офис Ирина построила сама. Постоянных сотрудников в "Мебелинке" вместе с хозяйкой всего 11 человек: конструктор мебели, менеджер по работе с клиентами, начальник производства и семеро рабочих. Дизайнер и бухгалтер — внештатники. В офисе нас встречает конструктор Игрек (настоящее имя Игорь) — высокий молодец байкерского вида: бритая голова, бородка, армейские ботинки, камуфляжные штаны и такой же шейный платок, черная футболка с надписью "Винтовка — это праздник" на груди и "Все летит в пи*ду" на спине. Атмосфера явно не офисная — творческая, как в какой-нибудь дизайн-студии, у менеджера на столе стоит прозрачная, набитая монетами копилка с надписью: "Для взяток".

— Игрек, как там с материалами? Выяснил насчет белого глянца? — интересуется Ирина.

— Яволь! — Игорь делает неопределенный жест и утыкается в монитор.— Кончились, ищу...

"Заказчик дает нам гайд-лайн, разработанный обычно иностранным архитектором мебели, где полностью описан дизайн, материалы, фурнитура,— рассказывает Ирина.— Но в лоб по такому проекту сделать мебель нельзя: нарисованная конструкция при воплощении в материале может оказаться нежизнеспособной. Плюс необходима адаптация под российские реалии. Например, ящики без ручек в салоне L'Oreal в Париже отрываются одним нажатием пальца — фирменный стиль. Только в парижском магазине в ящике лежит пара коробочек, а в московском салоне — набьют под завязку килограмм на двадцать. И чтобы добиться аналогичного эффекта легкости, необходимы дополнительные конструктивные решения".

11:50

Выходим из офиса, открываем соседнюю металлическую дверь и оказываемся в цехе. На площади в 400 кв. м размещены несколько распилочных станков, присадочный станок (для выпиливания круглых пазов под крепеж), кромочный автомат для облицовки торцов. Справа от входа — склад материалов и готовой продукции: рядом со штабелями ДСП вижу запакованные в полиэтилен вывески "Nina Ricci" и "Снежная королева". В левом конце ангара, как раз там, где когда-то были мишени и пулеприемник, выгорожены кабинет начальника производства и комната отдыха рабочих.

Оборудование обошлось Ирине в 1,5 млн руб., плюс 800 тыс. она потратила на перестройку помещения. Поиск рабочих в современной России — проблема для любых предприятий, а особенно для маленьких производств, где нужны мастера-универсалы. Но Ирина предлагает вполне конкурентный заработок: фиксированный оклад 25 тыс. руб. плюс сдельная оплата — в среднем набегает 50 тыс. руб. По словам Ирины, за семь лет ей удалось создать хороший дружный коллектив. Причем хозяйка — единственная женщина в мужской компании. Когда мы пришли, в цехе работали из восьми положенных сотрудников пятеро: один болеет, двое в командировке в Волгограде — выполняют шеф-монтаж поставленной мебели.

"За все производственные огрехи заказчик возит мордой именно меня — жутко неприятно. Поэтому я брака не допускаю, и у меня все вышколенные,— рассказывает Ирина, демонстрируя аккуратные заготовки для сборки.— Тех, кто от меня уходит, потом с удовольствием принимают в любой мебельной компании". Можно предположить, что в налаженной дисциплине есть заслуга и начальника производства Павла: прежде чем стать докой в мебельном деле, он успел поработать в ФСБ.

Средний заказ на один магазин: десять погонных метров застройки — около 430 тыс. руб. В месяц обычно выполняются заказы под пять-шесть торговых точек. Схема производства проста: закупается и по индивидуальным размерам распиливается ДСП, набор заготовок комплектуется фурнитурой, а дальше собирается мебель. Нынешняя годовая выработка "Мебелинка" — примерно 12 тыс. кв. м обработанного ДСП. Годовой оборот — 15-20 млн руб. Правда, как говорит Ирина, до 2007 года оборот был заметно больше: в кризис корпоративные клиенты дожали поставщиков — те снизили цены, и после общей оттепели поднять их на прежний уровень не удалось, равно как и вернуть прежнюю прибыль в 100-150%. Видимо, это тоже мотивирует Ирину выйти на поле квартирной мебели: по ее словам, прибыль на частных заказах может достигать 30-40% против 17-20% на корпоративных.

На производстве организовано питание — привозят горячие обеды. Но поесть не успеваем — надо спешить к клиенту, а до него успеть определиться с выбором материалов у поставщика.

14:10

Прибываем в промзону города Реутова, где с третьей попытки находим нужные ворота и, проехав между рядами разнокалиберных построек, оказываемся в торговом зале компании с поэтичным названием "Кредо-М".

— Сереж, мне нужен глянец, тот, дорогой, который выглядит как пластик,— говорит Ирина встретившему ее менеджеру, видимо имея в виду ДСП с глянцевым покрытием.

— Бери эгреговский — никакого сравнения с пластиком.

— Вот он, ваш эгреговский глянец,— дрянь,— Ирина достает из сумки кусок доски и снимает с нее пленку.

Найдя несколько подходящих вариантов глянцевого ДСП, Ирина берет образцы и буклеты — у клиента должен быть выбор. Конкуренция на этом рынке довольно жесткая. Прежде всего с Китаем, где все намного дешевле, но везти дорого и неудобно, да и качество в общей массе низкое. Но главное — поднимают голову множество отечественных региональных мастерских. Победить можно, хорошо зная специфику проектирования торговых точек, ну и конечно за счет качества и репутации.

16:30

Пробираемся по московским пробкам на Кутузовский проспект в центральный офис крупной сети магазинов одежды. В машине у Ирины звонит мобильный, она включает громкую связь.

— Ну как, мне ждать тебя сегодня на замеры? — спрашивает мужской голос.

— Уже не успею — дикие пробки. Давай завтра к тебе сам Игорь на мотоцикле приедет и замерит.

"Вот, кстати, частный заказчик,— поясняет Ирина, закончив разговор.— Он сначала заказывал для своей организации, а теперь мы ему квартиру будем делать. Пока мои частные заказчики — друзья и знакомые".

17:05

Наконец добираемся до офиса клиента, проходим в переговорную, где Ирину ждут две гламурного вида барышни ближе к тридцати: дизайнер интерьера и менеджер по оснащению магазинов. Общую дизайн-концепцию торговых точек с полным описанием мебели для этой российской компании разработали английские архитекторы. А "привязку к местности" выполняет собственный дизайнер, которая, как я понял, в материалах и в технологии производства разбирается слабо. Барышни долго и нудно обсуждают блеск плинтусов, толщину столешниц, выражают беспокойство в связи с возможным обдиранием торцов, потом дизайнер показывает Ирине какой-то собственный креатив.

— Девочки, сразу скажу: на саморезах это держаться не будет,— срезает полет фантазии Ирина.

Суть сегодняшних переговоров — попытка втиснуть проект с пристойными материалами в непристойно маленький бюджет. Ирину приглашают в коридор и там демонстрируют огромный неаккуратный шкаф с неплотно прилегающей дверцей, прижатый к стене массивным креслом с предупреждением: "Кресло не убирать — шкаф не закреплен!!!"

— Вот этот шкаф на 5 тыс. руб. дешевле вашего. Мы бы хотели получить такую же цену,— на голубом глазу выдает барышня-менеджер.

— А какой у вас бюджет? — уточняет Ирина и, услышав ответ, смеется, будто бы даже беззлобно. Выдержка железная.

19:35

Следующий пункт нашего маршрута — торгово-развлекательный центр "Мегаполис", где уже три года работает торговая точка, оборудованная мебелью "Мебелинк". Цель визита — посмотреть, какой внешний вид приобретает со временем конструкция, найти уязвимые при эксплуатации места. На мой взгляд, все безупречно. Но Ирина показывает края прикассового подиума, вытертые облокачивающимися покупателями. "Главное, что надо помнить при "магазиностроении": покупатели — вандалы",— поясняет Ирина.

20:40

Ирина надевает шлем и взгромождается на скутер сына — Евгений давно уговаривает маму научиться ездить на антипробочном транспорте. "Когда я его учу ездить на машине, дико на него ору,— признается Ирина.— Именно поэтому не беру его в бизнес — обязательно будем ссориться". Евгений, надо отдать ему должное, на маму не орал. Только вздыхал снисходительно и со значением.

21:30

День заканчивается традиционным выгуливанием собаки Дали в Лефортовском парке. Пока борзая носится по газонам, Ирина философствует. "Мой сын для меня тоже как заказчик,— кивает Ирина на Евгения.— Он описал комнату своей мечты со всеми приспособлениями, где — компьютер, прочая техника. А я мечту воплотила. Это в моем деле мне и нравится".

Дата: 2012-06-25 02:54

Добавить комментарий:
Имя
Комментарий
семь сложить с восемь =